Поиск
Популярные статьи
    Архив
    Ноябрь 2017 (1)
    Июль 2017 (4)
    Июнь 2017 (1)
    Май 2017 (4)
    Апрель 2017 (5)
    Март 2017 (4)
    Наши ссылки
    Панель управления
    логин :
    пароль :
  • Напомнить пароль?
     
    .

    В Йошкар-Оле пройдет акция "Я говорю по-марийски"

    Просм.: 3604 Дата : 27 апреля 2015

    В Йошкар-Оле 29 апреля пройдет акция "Я говорю по-марийски" ("Мый марла ойлем!"), сообщил "Московский комсомолец" 23 апреля.
    Молодые люди будут ходить по магазинам и школам и раздавать наклейки "Тыште марла мутланаш лиеш" ("Здесь можно говорить по-марийски"). Продлятся "рейды" молодых марийцев в течение месяца. Организаторы отметили, что районы и города республики Марий Эл также могут присоединиться к акции.
    Торжество в честь начала акции состоится в Царевококшайском Кремле. Участников ждет концерт, танцы, чтение стихотворений. Посетителям праздника раздадут значки с символикой акции и буклеты.
    Языковая акция проходит в Марий Эл уже шестой год. Инициаторами были активисты Общества межкультурных связей "ВийАр". Сейчас ее организуют Республиканский Центр марийской культуры при финансовой поддержке Министерства культуры, печати и по делам национальностей Марий Эл.

    http://nazaccent.ru/content/15787-v-joshkar-ole-projdet-akciya-ya-govoryu.html



    А все проблемы национальных языков в РФ только из-за нежелания признавать все языки равными:


    РУССКИЙ НЕ СДАЕТСЯ

    КАК ИЗУЧЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ЯЗЫКОВ СОЗДАЕТ ПРОБЛЕМЫ НА ЕГЭ.
    Газета «Совершенно секретно» в декабре 2014 года [№ 31 (326)] опубликовала материал «Сцепились языками». Редакция получила большое количество откликов на эту публикацию. Письма шли из Татарстана, Башкирии, Бурятии, Республики Коми, других регионов. Выяснилось, что подобные конфликты возникают во многих республиках страны. И самое главное, что тревожит всех обратившихся к нам: ситуация с преподаванием языков в школе может неблагоприятным образом повлиять на межнациональные отношения, стать яблоком раздора между народами, веками живущими бок о бок на территории России.
    «Принуждение и насилие в вопросе изучения национального языка республики рождает межнациональную напряженность, которая, как ржавчина, может разъесть наше общество, ведь любая национальная республика, по сути, многонациональна, как любой регион страны», – говорится в одном из полученных редакцией обращений. Корреспондент «Совершенно секретно» провела собственное расследование языковой ситуации в республиках. Конечно, свои веские аргументы есть и у сторонников обязательного изучения национальных языков, но, думается, необходимо как минимум услышать мнение родителей, которые уже много лет бьются за добровольное изучение национальных языков в тех республиках, где оно является обязательным или «добровольно-принудительным».
    Дело тут не просто в нежелании тратить время на изучение языка, которым в республике владеет лишь малый процент населения. Проблема в ином: то время, которое в учебных планах отводится под национальные языки, «отнимается» у русского языка. В результате школьники, по мнению родителей, не могут уделять достаточное внимание предмету, по которому им предстоит сдавать обязательный ЕГЭ и от знания которого, быть может, зависит их будущее.
    «Во всех общеобразовательных школах на территории Татарстана действует только учебный план с «русским неродным языком обучения», а это значит, что количество уроков русского языка сокращено на 40 %, количество уроков литературы сокращено на 50 %, – поясняет родитель из Татарстана Эдвард Носов. – Этот учебный план предназначен для использования в школах национальных республик, для того чтобы наряду с изучением русского языка нерусские дети имели возможность изучать свой родной язык. Но в Татарстане все дети, независимо от национальности, изучают татарский как родной для них язык».
    Таким образом, если в Москве пятиклассник имеет 5 часов русского и 4 часа русской литературы в неделю, то в Татарстане его сверстник имеет только 3 часа русского и 2 часа литературы, оставшиеся 4 часа идут на изучение татарского. (Заметим, что в советской системе образования, которая признана одной из лучших в мире, изучению русского языка и литературы уделялось 11–12 часов в неделю. – Прим. Ред.). Татарский язык – один из трех обязательных предметов, которые выпускники 9-х классов в Татарстане должны сдавать при прохождении Государственной (итоговой) аттестации.
    Языковой ситуации в Татарстане в нашей газете особое внимание было уделено не случайно. Именно на опыт Татарстана часто ссылаются сторонники введения обязательного изучения национальных языков в других республиках. Конституция Республики Татарстан, принятая в 1992 году, закрепляет обязательность изучения татарского и русского языка в равных объемах, а республиканский закон об образовании подтверждает это. Не во всех национальных республиках у языка титульной нации есть подобный статус – соответственно, и преподаваться он может где-то один час в неделю, где-то два. Но и в этом случае возникают существенные споры. В чем же, собственно, проблема? Почему, к примеру, в Чеченской Республике, где чеченский язык тоже преподается в больших объемах, никаких протестов по поводу изучения неродного языка не зафиксировано?
    Ответ достаточно прост. Дело в том, что 95 % населения Чечни составляет титульный этнос – чеченцы. В Татарстане иначе. По данным переписи 2010 года, татары составляют 53 % населения республики, 40 % – русские, остальные – чуваши, удмурты, мордва, марийцы, украинцы и башкиры. При этом в Казани 47,6 % татар и 48,6 % русских; в Набережных Челнах 47,4 % татар и 44,9 % русских. И такая ситуация во многих национальных республиках. Например, в Башкирии 36 % населения русские. Вторая по численности национальность – башкиры (29,5 %). И третья – татары (25,4 %). В некоторых национальных республиках на языках титульных наций в крупных городах вообще мало кто говорит: они сохранились в основном в глубинке, в национальных селах. Именно поэтому в письмах, присланных к нам в редакцию, родители школьников настаивают на добровольном изучении национального языка, ведь языковая среда, в которой растут дети во многих республиках России, ничем не отличается от языковой среды, в которой живут их сверстники в Москве, Санкт-Петербурге или Челябинске.
    «Что бы сказали москвичи, если бы их детей вдруг начали в обязательном порядке обучать азербайджанскому, например? Ведь в Москве около 15 % азербайджанцев проживает (в Уфе столько же башкир, а в Воркуте – 1 % коми всего, но там и там есть обязательное изучение башкирского и коми языков), – говорится в письме из Татарстана. – Когда мы начали сопротивляться, в татарских СМИ нас назвали узколобыми упертыми фашистами, оккупантами на земле татар, на митингах предлагают уезжать в Россию, кричат: «Чемодан, вокзал, Россия», «Татарстан – не Россия», «Хотите учить русский – уезжайте в Ульяновск» и обещают перегрызть горло (это дословно)».

    УЧЕБНЫЙ ПЛАН СПУСКАЕТСЯ СВЕРХУ.
    Как рассказала «Совершенно секретно» мать троих детей из Уфы Галина Лучкина, в Башкирии ситуация смягчается лишь тем, что в Конституции Республики Башкортостан нет показаний к равному объему изучения русского и башкирского языков, как в Татарстане, и потому здесь в некоторых школах все же умудряются преподавать русский язык в полном объеме. «Но это происходит только благодаря мужеству конкретных директоров и особенно активных родителей школьников, все остальные обучаются по тому же учебному плану, что и в Татарстане. Министерства образования и науки Татарстана и Башкортостана упорно продвигают в школы с обучением на русском языке учебный план с количеством часов русской словесности 3+2 и активно сопротивляются плану 5+4», – говорит Лучкина.
    В 2011 году были приняты новые Федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОСы), которые исключили из учебных планов национально-региональный компонент. По новому закону об образовании школа самостоятельно выбирает учебный план и, что немаловажно, согласовывает его с родительским сообществом. Следовательно, все пожелания родителей должны учитываться в выборе изучения тех или иных предметов. Но Татарстан пока никак не отреагировал на эти нововведения: там татарский изучается по-прежнему в полном объеме и родители не могут участвовать в составлении учебных планов. В Башкирии же пункт об обязательности изучения башкирского языка был отменен, учебным заведениям позволено решать этот вопрос на основании родительских запросов. Однако подавляющее большинство родителей не знает о своем праве участвовать в формировании учебных планов в школах.
    «Самое печальное – наши чиновники ведут двойную политику, в различных СМИ рассказывая, что вопрос решен, что башкирский государственный у нас изучается только тогда, когда сама школа принимает такое решение, а на самом деле ни одной школе РОНО не подписывает учебный план, если в нем нет изучения башкирского как государственного. Кроме того, ни в одной школе до сих пор родители не принимают участия в составлении учебных планов, родителей просто просят подписать заявление, что они ознакомлены с учебным планом, который под жестким контролем РОНО и Минобразования «выбрала» администрации школы, а потом тот же Минобразования цинично советует обратившимся за разъяснением родителям искать школу, работающую по нужным учебным планам, прекрасно зная, что ни одной такой школы на сто верст в округе нет!» – объясняет Лучкина.
    «Мы хотим не местные, а федеральные стандарты, качественное полноценное образование», – заявила «Совершенно секретно» Анна из города Учалы в Башкортостане. В этом году ее младшая дочь пойдет в первый класс, но она не нашла в своем городе ни одной школы, где не изучался бы башкирский язык. Поэтому пришлось принять трудное решение: обучать свою дочь дома, записавшись в школу-экстернат в Новосибирске. Что происходит, когда родители не желают, чтобы дети изучали башкирский язык, рассказала Екатерина Синдеева из Уфы.
    «В первом классе родители написали заявление, чтобы у нас не было башкирского. 3–4 человека были за башкирский, а 21 не хотели его. Но потом у нас было большое родительское собрание, где присутствовали директор школы, завуч, классный руководитель. И они сказали, что не надо нам этого делать. На родителей надавили. И после собрания только 2 человека были против. Так у нас принимался учебный план, – вспоминает Синдеева. – В итоге нам поставили один час башкирского в неделю. Я своего ребенка с этого урока забираю. Со второго класса у нас по этому предмету в дневнике стоит «неуд». У меня есть бумага от директора школы, где говорится, что если мы не будем аттестованы по башкирскому по итогам 4-го класса, то у нас будут проблемы при поступлении в 5-й класс».

    «РОДНОЙ РУССКИЙ» – ЭТО ДРУГОЙ РУССКИЙ.
    Родители уверены, что все проблемы были бы решены, если бы в федеральный закон «О языках народов РФ» были приняты поправки, которые придают русскому языку статус родного. В этом случае родители смогли бы требовать дополнительных часов изучения русского языка в качестве родного. Однако пока рассмотрение этих поправок откладывается – и уже не первый год. Общественники полагают, что здесь замешано лобби из национальных республик, где уверены, что предлагаемая редакция проекта закона снижает статус национальных языков в регионах.
    Однако в Башкирии накоплен некоторый опыт с изучением русского языка как родного, и его нельзя назвать положительным, говорят родители. В некоторых школах здесь принят учебный план с изучением родных языков и дети могут выбрать, какой язык им изучать 3 часа в неделю – русский, татарский или башкирский. Однако на уроках «родного русского языка» не предусмотрено изучение тем, включенных в учебные программы по русскому государственному языку.
    «На уроках по программе «Родной русский язык» наши дети не изучают русский язык по основным учебникам, уроки родного русского языка являются, по сути, уроками развития речи, потому что русские дети не могут опережать в знаниях подгруппы детей, изучающих в это время родной башкирский или родной татарский язык», – пояснила Галина Лучкина. Выяснить это удалось благодаря ответу на письмо, которое написала одна из родительниц, Эльвира Сафина, в Минобразования РБ.
    Она пишет: «Проблема состоит в том, что в наших школах происходит дискриминация (ну как еще это назвать?) учеников по национальному признаку. Мой ребенок по национальности татарин, изучает 2 часа в неделю татарский язык. Вроде все замечательно… Но русскоговорящие дети в это время проходят также родной язык – русский. Сталкиваясь с поступлением в высшие учебные заведения, с ЕГЭ, кто в итоге получает больше знаний в области изучения русского языка, а значит и возможностей при поступлении? Разница в часах, отведенных школой для изучения русского языка, огромна. Получается, что моего ребенка обделили к 5-му классу на 320 часов».
    В ответе Минобразования Республики Башкортостан сообщается, что в целях обеспечения всем учащимся одинаковых стартовых возможностей при сдаче ЕГЭ и в последующем поступлении в вуз на уроках «родного русского языка» не предусмотрено изучение тем, включенных в учебные программы по русскому государственному языку.

    БУРЯТИЯ: СОЗДАЛИ СУДЕБНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ.
    Для северных регионов, какими являются Коми или Бурятия, где тяжелый климат, увеличение количества уроков в школах неблагоприятно еще и с точки зрения нагрузки на здоровье детей. Сейчас ученики начальной школы многих национальных республик вынуждены учиться шесть дней в неделю – в том числе из-за того, что у них есть дополнительные уроки по национальному языку. Тогда как московские или питерские дети, согласно образовательным стандартам, учатся в начальных классах пять дней в неделю.
    Вопрос о возможном введении обязательного изучения бурятского языка в школах республики обсуждается очень активно. В конце 2013 года 584 подписи собрало обращение родителей, требующих, чтобы в принимающийся закон «Об образовании в Республике Бурятия» был внесен четкий пункт о том, что изучение бурятского языка должно быть добровольным. Согласно закону о языках республики (статья 21), бурятский язык может изучаться как основной предмет в школе только при желании родителей или лиц, их заменяющих. Однако, как говорится в письмах родителей, до недавнего все дети так или иначе были обязаны изучать бурятский, потому что родители элементарно не знали о праве добровольного изучения языка и их, как участников образовательного процесса, никто об этом не информировал.
    Впервые судебный прецедент был создан несколько лет назад. Инициативная группа родителей из СОШ № 1 села Бичура через прокуратуру добилась исключения бурятского из учебного плана. Понятно, что другие школы могут последовать ее примеру и тогда порядка 500 учителей бурятского языка в ближайшем времени столкнутся с возможностью лишиться работы. Поэтому активнее зазвучали призывы сделать изучение бурятского обязательным. Общественники ссылаются на опыт Татарстана и призывают правительство республики и Народный хурал внести в закон о госслужбе поправку об обязательном знании бурятского языка при приеме на работу, прибавлять по 10 % к зарплате чиновникам, знающим бурятский язык. В 2013 году глава Международного Гуннского фонда Олег Булутов заявил в СМИ: «У нас же есть обязательное изучение русского языка. Почему приоритет отдается русскому языку, а к другому относятся с других позиций?»
    «В прошлом году был принят закон «Об образовании в Республике Бурятия». За все время, пока он обсуждался, мы (родители разных школ республики) куда только не обращались: от православного епископа Бурятской епархии до Генпрокуратуры РФ, в Министерства образования РФ и РБ, в разные комитеты Госдумы РФ. По сути, мы требовали одного-единственного слова в законе: изучать нацязык добровольно. Но этого слова ни в одном законе (ни в федеральном, ни тем более в региональном) не появилось. А Кремль вообще нас не слышит! Туда не один раз писали сообща Татарстан, Башкирия, Бурятия – бесполезно», – рассказала «Совершенно секретно» родительница из Улан-Удэ Ирина Гнеушева.
    В принятом депутатами Народного хурала Бурятии законе об образовании говорится, что изучение бурятского в школах может осуществляться с учетом мнения родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся. Но, говорит Гнеушева, в большинстве школ бурятский все равно остается: «На сегодня в нашей республике в большинстве школ не предоставляется возможность выбора – изучать вместо бурятского языка любой другой предмет, как регламентировано документами Минобразования РФ, и вообще вместо нацкомпонента изучать любой другой предмет.
    Зачастую, если кто-то отказался изучать бурятский, их обязывают вместо этого изучать историю или литературу Бурятии, хотя по закону ученики имеют право изучать все, от математики до иностранного языка, вместо этого. Если родители подкованы в этом вопросе и если у них достаточно смелости противостоять определенному прессингу со стороны администрации школы, то они требуют добровольного изучения бурятского либо изучения других предметов вместо нацкомпонента. Но таких единицы. А сайт Министерства образования завален вопросами от родителей – как мне отказаться от бурятского?»

    «НУЖНО ЧАЩЕ СОВЕТОВАТЬСЯ С НАРОДОМ».
    «Наверное, некоторые мне скажут – а что тут такого? Живете в Башкирии – изучайте язык народа, рядом с которым живете бок о бок. Ничего, что принудительно, ничего, что языковой среды у вас нет, ведь это национальная республика! Наверное, точно так же говорили жителям Донецка и Луганска, когда в 1920-е годы прошлого века они вдруг оказались не в России, а их дети стали обязаны изучать украинский язык в обязательном порядке, несмотря на почти полное отсутствие украинской языковой среды и полное отсутствие необходимости в его изучении. Что из этого вышло и к чему пришло – мы наблюдаем сейчас», – рассуждает Галина Лучкина.
    К сравнению языкового конфликта в республиках с ситуацией в Луганске и Донецке прибегают и в публикациях сторонников обязательного изучения национальных языков. Например, в татарстанской газете «Звезда Поволжья» в начале этого года действия сторонников добровольного изучения названы «этноцидом».
    Можно понять родителей, заботящихся о будущем своих детей и не желающих, чтобы они тратили свое время на изучение языка, который вряд ли пригодится им во взрослой жизни. Можно понять и представителей национальных республик, которые заботятся о сохранении национальной идентичности и тяжело переживают сокращение сфер использования родного языка. Ведь по данным ЮНЕСКО, многие языки народов России попадают в список исчезающих языков мира: это чувашский, башкирский, адыгейский, калмыцкий, удмуртский, коми, тувинский, якутский и ряд других.
    Можно ли найти компромисс в сложившейся ситуации? Думаем, это дело длительных дискуссий. Мы же вкратце изложим предложения от родителей национальных республик, которые поступили в редакцию.
    Родители считают, что во всех школах нашей страны, от Владивостока до Калининграда, дети, обучаясь в русскоязычной общеобразовательной школе, должны изучать русский язык одинаковое количество часов. А посещение уроков национальных языков в русскоязычных школах национальных республик нужно в целях сохранения межнационального согласия сделать добровольным, обязательно закрепив это на законодательном уровне РФ. Необходимо ежегодно опрашивать родителей в каждой школе, выяснять их образовательные запросы, и, уже основываясь на этих запросах, совместно составлять учебные планы.
    «В национальных республиках накоплен опыт преподавания национальных языков, имеются педагоги и методический материал, учебники. И ведь можно использовать это богатство эффективно: учителя татарского, башкирского языка, которые не востребованы в русских, чувашских, марийских селах, в крупных городах Башкирии и Татарии, будут востребованы в Москве или Челябинске, Оренбурге или Самаре, в башкирских и татарских селах, раскиданных по огромной территории нашей страны, – там, где есть желающие изучать свой родной язык», – говорится в письме от родителей Башкирии. Родители полагают, что эти меры помогут снять межнациональную напряженность, которая накопилась за годы принуждения: «Если преподаватели национальных языков России научатся проводить свои уроки интересно, увлекательно, используя новейшие технологии, аудиовидеозаписи, приглашая интересных гостей – артистов, писателей, музыкантов, просто творческих и ярких людей, чьих-то бабушек и дедушек, могущих рассказать про свой язык и свой народ интересно, проводя «живые уроки» в этноэкспедициях, на экскурсиях, – результат обязательно будет очень хорошим.
    Нужно чаще советоваться с народом, и тогда люди подадут множество идей для добровольного изучения национальных языков, и ни один язык России не исчезнет… Тогда, наверное, мы сможем избежать ситуации, которая возникла на Украине во многом «благодаря» языковому вопросу, во многом «благодаря» силовому, принудительному методу при изучении украинского языка».

    СКОЛЬКО КОМИ В ВОРКУТЕ.
    В Республике Коми Министерство образования ввело обязательное изучения коми языка с первого класса – как для коми, так и для учеников других национальностей. Сейчас в республике школы могут выбирать программу преподавания коми языка – «как родной» (до 5 часов в неделю) и «как государственный» (2 часа в неделю в начальных классах).
    Это привело к недовольству в родительской и молодежной среде. Активно выступают с протестами родители города Воркуты. В ноябре прошлого года они собрали около 500 подписей против изучения коми языка и отправили письмо в Министерство образования и науки РФ и уполномоченному при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, поскольку убеждены в том, «что на региональном уровне не будут услышаны».
    В письме отмечается, что Воркута была основана в начале 1930-х годов на месте разведанных запасов каменного угля. В конце 1930-х – начале 1950-х годов в Воркуте был расположен один из крупнейших лагерей ГУЛАГа – Воркутлаг. На пике его численности, в начале 1951 года, его узниками были 73 тысячи человек. Большинство из них в последующем стали жителями Воркуты. Поэтому Воркута сегодня – один из самых многонациональных городов страны, здесь проживают представители более 80 национальностей. Наиболее крупные этносы составляют славянские народы (русские, украинцы, белорусы) – 85 %; тюркские (татары, башкиры, чуваши) – 7 %; финно-угорские (коми, марийцы, ханты) – около 2 %.
    «В Воркуте на коми языке не говорит никто, разве что в Центре национальных культур. Поэтому для наших детей он не является родным. Более того, руководители, начиная с главы Республики Коми, не говоря уже о чиновниках на местном уровне, тоже не говорят на коми языке, – говорится в письме. – Изучение коми языка бесперспективно и не нужно в отличие от изучения языков романо-германской группы (английский, французский и немецкий) … Мы с уважением относимся к народностям Коми и считаем, что для развития культуры и ознакомления детей с краем, в котором они живут, достаточно ввести в образовательную программу в качестве факультатива историю Коми, краеведение».
    Родительница из Воркуты Ольга рассказала «Совершенно секретно», что сегодня в воркутинских школах изучению коми языка уделяется один час в неделю. В других районах республики – по 2–3 часа. Причем учителя коми языка «грозятся», что обучение будет вестись до 8 класса.
    «Чиновники говорят: вы живете на земле Коми – вы должны знать ее традиции. И мы не против. Но ведь в учебниках нет почти ничего о культуре коми – немного о рубашках и узорах. В итоге дети ничего не знают о своей земле. Они учат язык, сложный для освоения. Я подходила к директору и спрашивала, почему вопрос об изучении национальных языков не решался на общешкольном собрании, и она сказала, что ничего такого не слышала, что он введен как обязательный. Как мне в итоге объяснила директор, это больше надо им, чем нам, чтобы была посещаемость, и они готовы пойти на уступки. Например, мой муж нашел в соцсетях группу говорящих на коми, он закидывает туда тексты, и они переводят», – рассказала Ольга.

    Екатерина РУБЦОВА
    http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4731/


    Мнение редакции сайта может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.
    Администрация сайта предупреждает всех читателей, что за комментарии, содержащие экстремизм, оскорбления отдельных личностей и социальных групп администрация сайта ответственности не несёт, а написавшие их лица могут быть привлечены к ответственности, предусмотренной российским законодательством.
    ПОМНИТЕ! Вы несете ответственность за оставленные отзывы! При добавлении отзыва будет сохранен ip Вашего компьютера. Если хотите оставить отрицательный отзыв, всегда можно подобрать корректные слова.
    Добавить в закладки - | Напечатать | 27 апреля 2015 ---
    Другие новости по теме:


    Комментарии


    Цитировать       автор: Истина   |   29 апреля 2015 14:28   |   Зарегистрирован: --  

    Группа: Гости
    Публикаций: 0
    Комментариев: 0
    «Что бы сказали москвичи, если бы их детей вдруг начали в обязательном порядке обучать азербайджанскому, например?" Буквально ничего бы не сказали. Потому что у азербайджанцев есть своя родина - Азербайджан, они в России - диаспора. У башкир же родина Башкирия. где может сохранится башкирский язык. Башкиры в Башкирии не дисапора, а коренной народ. И не цепляйтиесь к слову "коренной" или "республикообразующий", это термин юридический. У русских тоже есть чисто русские регионы, историческая родина русских, где могут сохраниться русский язык, они там не диаспора, а коренные. Вот вам истина.
    * *

    Информация
    Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 4 дней со дня публикации.